MD Makhmudov Djemal

Джемал Махмудов (г. Москва), известный российский бренд MD Makhmudov Djemal (10 лет). Джемал — лауреат многочисленных конкурсов и стажировок, как российских, так и международных, работал в таких компаниях, как Giorgio Armani (бутик), Дом моды Валентина Юдашкина, Дом моды Кати Добряковой, Нежный возраст и др. На сегодняшний день одежду бренда MD можно купить в более чем 15 мультибрендовых бутиках по всей России. Также Джемал создает сценические образы для эстрадных певиц и групп, таких как Карнелия Манго, «Qui tua», «Квартет и Мазай», «МИУША», «ЛЯ ФИ» и является постоянным участником престижных Недель моды, где его коллекции раз за разом имеют ошеломляющий успех.

Убытки за время COVID — КАРАНТИНА : Бренд MD Makhmudov Djemal  потерпел убытки в среднем от 1 до 2 миллионов рублей в месяц: это оплата аренды, отсутствие продаж в  бутике, расходы на заработную плату  и отменённые заказы.

@md_ru   @mddjemal

—   Представьте себя и свой бренд.

—   Меня зовут Джемал Махмудов, я дизайнер бренда MD Makhmudov Djemal.

—   Какова история и философия вашего бренда?

— Дизайнером я хотел стать лет с 5-ти, поэтому, сколько себя помню, всегда занимался модой, рисовал, любил шить, кроить. После окончания университета, я выиграл конкурс «Русский Силуэт», и получил много стажировок в разных крутых домах моды, в том числе и у Giorgio Armani, где проработал полгода. После стажировки и работы в Милане я приехал в Москву, продолжил получать опыт, в крупных фирмах, а в дальнейшем начал заниматься собственным брендом. Свое дело я начал с нуля, и веду бренд самостоятельно, один, без вложений с чьей-либо стороны.

Философия бренда MD Makhmudov Djemal – это идеально-женственный образ, очень утонченный, этакая новая классика. Символом своего бренда, я вижу женщину, которая должна быть всегда первой.

Вообще моя мечта — создавать вещи для первой леди страны. Хотелось бы красиво и правильно раскрыть ДНК образа первой женщины России, потому что у нас в стране отсутствует сама культура первой леди, как в советское время, так и сейчас. Не было ни в СССР, ни в РФ ещё такой культовой женщины, как, например, Жаклин Кеннеди или Королева Елизавета II. В других странах визуальный образ представительниц женского пола королевской семьи или семьи президента — эталон вкуса и образцового поведения. И это традиция. У нас же, после революции была утеряна суть внешнего и внутреннего содержания, а так же подачи главного женского образа страны. Может быть, поэтому мода в РФ не считается чем-то важным, эта часть культуры слабо прививалась обществу.

— С какой книгой или кинофильмом ассоциируется ваш бренд?

— Я ещё не прочитал такую книгу, с которой может ассоциироваться мой бренд. С фильмом… У меня есть определённый образ женщины. Наверно это слишком эталонное представление, идеализированное. За 10 лет работы бренда я изучил женщин и понял, что они абсолютно разные, но все они пытаются понять, что им нужно сделать, чтобы понравиться мужчинам. В этой ситуации мой бренд является  моделирующей «подсказкой», чтобы девушка, надев моё платье, нашла свои движения и линии и как результат обратила на себя внимание мужского пола. Очень важен язык тела, и графика моих изделий подчеркивает достоинства и убирает недостатки. Зачастую мужчины не могут объяснить, почему им нравится та или иная девушка, они сразу видят фигуру в целом: грудь, попа, ноги длинные. Задача женщины, все это подчеркнуть, но в тоже время не выглядеть пошло, развратно, а наоборот – создать образ «первой», самой красивой, вот этого я и стараюсь достичь.

И какой же фильм об этом? Думаю, что с одной стороны, фильм должен быть автобиографичным, о том, как женщина добивается какого-то успеха. И да, это наверно, образ Миранды Пристли из «Дьявол носит Прада», в исполнении Мэрил Стрип. Героиня, которая сама сделала себя стильной и сильной, А с другой стороны мой бренд — это взгляд мужчины на идеальную девушку, как в фильме «Красота по-американски», когда он вдохновлялся ею, лежащей в ванной полной розовых лепестков.

— Почему вы выбрали самоизоляцию?

— Я самоизолировался на работе, никуда не выезжаю. Хожу в одном и том же, в чёрной футболке, которую уже три месяца не снимаю, сплю с ней (хохочет). Ну вот и получается: работаю на работе постоянно. Работа — это моя жизнь (смеётся). 

— Насколько важна фэшн и арт индустриям помощь государства вообще и особенно в ситуации COVID-кризиса?  

— Я вообще не понимаю, что обозначают слова «поддержка государства». За все время создания своего бренда, сколько я работал на другие компании, ни разу не видел, ни для кого какую-то поддержку государства. Единственное, за всю жизнь я, наверно, единственный раз поучаствовал в московском Экспо-Центре бесплатно, только потому, что московское правительство дало какие-то льготы. И то, чтобы пробить эту льготу мне пришлось два года писать кучу заявлений. Я как российский дизайнер очень много раз участвовал в собраниях с представителями правительства, общался с представителями мэрии, для того чтобы понимать, как развивать нашу отрасль. Что я понял в итоге: отрасль мы развивать не можем, потому что нет вложений. У нас одна коррупция на всех этапах. Налоги, чипирование вещей, сертифицирование продукта — здесь нет никакой помощи, никакой поддержки только всё новые и новые препятствия со стороны государства.

Что касается сегодняшней ситуации в стране: сейчас дизайнеры остались без средств к существованию. Наши производители, как и я, например, могли бы  отшивать маски, тем самым спасая рабочие места наших сотрудников и наш бизнес. Что же происходит? Резко издаётся закон, в котором говорится, что ни одна аптека и ни одно государственное учреждение не могут принимать на реализацию маски или защитные средства ни от кого, как только от одной-двух определённых компаний. Или, например, закон, при котором арендаторы могут не платить до октября аренду, либо могут договариваться с арендодателями на оплату 50% стоимости. А откуда брать средства тем людям, кто сдает площадь? Если честно, есть ощущение, что мы нашей стране не нужны. И пока люди, находящиеся у власти в России, не будут готовы создавать законы и условия во благо общества, а будут думать только о себе, пока мы сами не воспитаем в этой стране здоровый государственный менталитет, ничего у нас не поменяется.

— Как психологически настроить себя, чтобы продуктивно и комфортно пережить карантин? 

— На карантине я живу только одним днём, сегодняшним. Я не планирую ничего. По идее нужно было бы уже работать над осенней коллекцией, а я даже не могу приступить к ней. Точно знаю, будет определенный сбой выпуска коллекций. Вот летняя линейка поступила в онлайн-магазины, пока не продаётся, только через постоянных клиентов, а наш офлайн-бутик закрыт. Этот кризис затронул все слои общества, от богатых до бедных, поэтому единственная надежда, что мы сможем стать конкурентоспособными с сегментом люкс, так как он станет ещё дороже в связи с ростом доллара, многие богатые клиенты захотят экономить и начать покупать российских дизайнеров. Сейчас я нахожусь больше в процессе размышления, чем создания чего-либо. Пока я философ. Может быть, когда всё это закончится, вновь стану творцом (улыбается).  

— Появились ли какие-то новые увлечения, личностные открытия во время самоизоляции?

— В кризисе у меня происходит некое моральное очищение, я просто наблюдаю за происходящим. И, конечно, борюсь с ощущением тревоги, стараюсь не впадать в эмоциональное состояние, когда ходишь и паникуешь. В такие периоды я умолкаю и пытаюсь услышать Вселенную. И знаете, когда сосредоточенно слушаешь её, происходят поистине неожиданно интересные вещи. Тут приходит заказ, там уходят ненужные люди, здесь какая-то сложная ситуация решается, стоит только тебе перестать паниковать и прислушаться. Нужно довериться Вселенной, чтобы Вселенная тебя вела. Этот безумный кризис показывает многое с другой стороны: обнаруживаются другие пути решения того, к чему хочешь прийти. Может быть, не нужно идти по запланированной дороге, а стоит развернуться и обойти, и все равно придёшь к своей цели! А может быть, и цель вовсе  не та, что тебе на самом деле нужна. Сейчас у многих происходит большая внутренняя работа над собой, потому что в обычное время в бешеном ритме жизни нет времени на раздумья. Раньше все погрязало в рутине, а теперь появилась возможность проанализировать свои мысли,  поступки, свою жизнь.

— Все обсуждают действия властей по устранению распространения инфекции. Если бы вы были президентом РФ, чтобы вы предприняли? Как бы строилась ваша стратегия по устранению проблемы коронавируса?

— У меня за окном красивый вид, мы находимся на седьмом этаже. Через речку площадка, и на ней ребята играют в футбол. По парку прогуливаются люди с детьми. И я не вижу здесь такой самоизоляции, которая действительно должна быть. Я думаю, ошибка нашего правительства состоит в том, что изучив ситуацию, которая была в Китае, нужно было закрыть первыми границы со всеми странами для того, чтобы не было возможности распространения этого вируса. И если в другой стране эпидемия, то нужно поддерживать уровень своего здравоохранения на очень высоком уровне. Но у нас колоссальная проблема с медициной: за полгода до вируса было глобальное сокращение врачей в Москве. Я сам не раз сталкивался  с уровнем нашей медицины: врачи часто ставят неправильные диагнозы, халатно относятся к пациенту, даже когда счет идет на часы! Однажды мне элементарно не могли нормально поставить капельницу. Вся кровать и половина палаты была забрызгана моей кровью. Они ещё удивлялись, почему я нервничаю? Чем я так не доволен? Зачем обидел медсестру?! (смеётся). В общем, наши медики — это катастрофа! Если бы я был президентом, я бы первым делом стал вкладывать деньги  в медицину, потом в образование и культуру. 

— Если бы сложилась ситуация, в которой вы не могли больше работать дизайнером, чем бы вы занимались?

— Наверно, преподавал бы. У меня уже есть опыт: я периодически читаю лекции в разных вузах, колледжах по России, меня приглашают рассказать о профессии, о том, как построить свой бренд, с чего начать. До распространения вируса я даже думал создать свою школу, потому что многие хотят ко мне пойти учиться, набраться опыта, но у меня никак не доходили руки, поэтому пока готовлюсь расписать программу курса. А так, моя мечта — на пенсии создавать кукол, потому что мне нравится чувствовать образы, рисовать их, пробовать лепить. Я буду кукольником, создам себе мир, иллюзию сказки и уйду в него!

— Ваши пожелания читателям.

— В первую очередь,  я желаю людям здоровья, и ещё понимания, что наша жизнь непредсказуема, и главное — не предавать себя и свои внутренние ценности. Зачастую в этой суете мы можем потерять себя, чтобы извлечь выгоду или добиться большего успеха. Но ситуация, которая сейчас случилась со всем миром, показала, что успех не играет никакой роли, ты можешь достичь оглушительного успеха и в одну секунду остаться ни с чем. Поэтому так важно оставаться  цельным, искренним и преданным самому себе.